Роль государственного регулирования в экономике Японии

Рецензии пишутся для того, чтобы обратить внимание читателей на ту или иную публикацию. Обидно, если это внимание не было привлечено вовремя. Мировой финансовый кризис, разразившийся в 2008 г., вызвал вспышку интереса к марксизму. Никто не отвергает роль марксизма в разрешении противоречий капитализма и в тех социальных сдвигах, которые произошли в мире за полтора столетия. Но и сами эти сдвиги вызвали необходимость по-новому взглянуть на новые глобальные противоречия, возникшие в мире. Их давно предвидели российские ученые.

Николай Тебин

«Зачем ты хранишь эти мумии?», - спрашивают друзья, глядя на мои книжные полки с работами по политэкономии «застойных времен». Читая работы тех лет, я учусь умению настоящих ученых в условиях всевластия догматизма озвучивать свои мысли и идеи, давать свои оценки. Восхищаюсь предисловиями экономиста Я. А. Певзнера к сборникам коллективных трудов своих коллег. Подобные предисловия в то время не могли выйти без упоминания «марксистско-ленинской методологии». Певзнер, не начетнически, а по-научному глубоко изучивший теорию Маркса, мог убедительно показать, что еще верно в теоретических выкладках марксизма, которые можно использовать, а что нуждается в изменениях.

 

Честные добросовестные ученые даже в таких научных организациях, как Институт международного рабочего движения АН СССР, еще до начала перестройки пытались отойти от догм марксизма и дать оценку основных противоречий в мире с точки зрения здравого смысла. Так, в коллективной монографии «Рабочий класс и общественный прогресс» В.Загладин в своем очерке «Историческая миссия рабочего класса и современное рабочее движение», пишет, что «каждый общественный класс, выходивший на арену исторического действия, решал свои совершенно конкретные задачи, содержание которых определялось объективными потребностями соответствующей эпохи общественного развития. Такие задачи имела, разумеется, и буржуазия - последний эксплуататорский класс в истории человечества. Эти задачи, а тем самым и свою историческую миссию буржуазия в основном выполнила на протяжении XIX в.»1.

 

Правда, какие «совершенно конкретные задачи» решила, какую «историческую миссию» выполнила и куда делась буржуазия, автор не раскрывает. Ниже он пишет, что с развитием общества социальное противоречие капитализма «труд - капитал» на империалистической сталии сменяется противоречием «монополии - народ». И делает вывод: если противоречие «труд - капитал» находит свое разрешение в социалистической революции, то разрешение противоречия «монополии - народ» предполагает демократические преобразования, т. е. ликвидацию монополистической собственности и создание такой системы власти, при которой «обязательным является лишь одно - недопущение к кормилу правления монополистического капитала»3. Удивительно, как близко этот вывод перекликается с положениями программных документов правившей уже более полувека Либерально-демократической партии Японии (ЛДП).

 

В. Загладин пытается защищать «реальный социализм», но в наши дни это уже не актуально. Но вот его вывод о наличии противоречий в связке «монополии - народ» еще достаточно актуален, как и обязательное условие: не допустить к правлению монополистический капитал.

 

Мало кто в наши дни возражает против необходимости перехода российского общества от авторитаризма и диктатуры в любой форме, в том числе и от однопартийности, к цивилизованному обществу, основанному на сочетании политической демократии с конкурентно-рыночными отношениями. Правда, употребление здесь термина «цивилизованное общество» не очень правомерно, скорее следует говорить о «постиндустриальном обществе», а в нем место, роль, да и сам характер рабочего класса, главной категории марксизма, давно не те, что были полтора века назад.

 

Цель ясна, примеров государств, где уже сформировались «постиндустриальные общества» много. Их берут за идеал, споры идут о путях достижения этой цели Россией. В спорах выделяются сторонники крайних точек зрения. Кто-то считает, особенно сейчас при кризисе, что рыночная экономика - это вчерашний день, что рынок как регулятор экономики малоэффективен. Поэтому нужно все, в крайнем случае, крупные производства, передать в руки государства.

 

С другого фланга призывают к продолжению рыночной «шоковой терапии», к скорейшей и неограниченной свободе рыночных отношений, применяя не совсем корректное сравнение с «укорачиванием хвоста у собаки в несколько приемов». Вернее было бы говорить, что «для родов здорового ребенка нужно его вынашивать девять месяцев и в нормальных условиях».

скачать полностью
Роль государственного регулирования в эк
Adobe Acrobat Document 161.5 KB